«Люди использовали средства коммуникации для сексуальной переписки с давних времён. Любовные письма, секс по телефону, откровенные полароидные снимки. Даже есть история про девушку, сбежавшую с мужчиной после телеграфной переписки
В наши дни мы практикуем секстинг, и я специалист в этой области.»

говорит Эми Адель Хасинофф, специалист по вопросам секстинга, доцент кафедры коммуникаций Униерситета Колорадо, Денвер.

Я изучаю секстинг с тех пор, как медиа обратили на него внимание в 2008 году. Я написала книгу о моральной панике, связанной с секстингом. И вот что я выяснила: большинство людей беспокоятся не о том, о чём следует.  Они пытаются полностью запретить секстинг.

Секстинг — это пересылка личных фотографий, сообщений интимного содержания посредством современных средств связи. Слово «sexting» появилось в 2005 году и было включено в 12-е издание Краткого Оксфордского словаря английского языка.

Но позвольте спросить: если секстинг происходит по взаимному согласию — в чём проблема? Люди любят разные вещи, которые могут быть вам не по нраву, например, сыр с плесенью или кинзу.

Как и любые развлечения, секстинг — рискованное занятие, но пока вы не посылаете снимки кому-то, кто не хочет их получать, в этом нет вреда. Я думаю, что серьёзная проблема возникает тогда, когда люди начинают делиться частными фотографиями других без их разрешения. Вместо того чтобы волноваться о секстинге, нам нужно больше думать о безопасности цифровой личной жизни.

Согласие является здесь ключевым моментом.

Сейчас большинство людей, занимающихся секстингом, вообще не задумываются о согласии. Вы знали, что в США введено уголовное наказание за секстинг с участием подростков? (по закону в некоторых штатах создание и отправка таких изображений разрешены только для лиц, достигших 18-летнего возраста).
Он считается преступлением сродни детской порнографии, если на фотографии есть кто-то моложе 18 лет, и неважно, что они сами себя сфотографировали и распространили. В итоге у нас странная правовая ситуация, когда двое 17-летних могут легально заниматься сексом в большинстве штатов, но они не имеют права снимать его. Некоторые штаты пытались приравнять секстинг к мелким правонарушениям, но в этих законах — та же самая проблема, потому что они всё ещё считают секстинг по согласию незаконным. Нет смысла в запрещении секстинга, это не поможет решить проблему вторжения в частную жизнь.

Это так же, как сказать: решим проблему изнасилования на свидании, объявив все свидания незаконными.

Большинство подростков не арестовывают за секстинг, но кое-кому не везёт. Чаще под суд попадают подростки, которые не нравятся родителям их партнёра. Причиной может стать классовая предубеждённость, расизм или гомофобия. Конечно, большинство прокуроров достаточно умны, чтобы не выдвигать обвинений в детской порнографии подросткам, но не все.

По данным исследователей из Университета Нью-Гэмпшира, 7% арестованных за детскую порнографию — подростки, практиковавшие секстинг с другими подростками.
Детская порнография — серьёзное преступление, но это не то же самое, что секстинг между подростками. Родители и педагоги тоже склонны реагировать на секстинг, не слишком задумываясь о вопросе взаимного согласия.

Чаще всего родители говорят своим детям-подросткам: «просто не делайте этого».

Мне абсолютно ясна их позиция: правовые риски достаточно серьёзны, и, конечно же, это потенциально ведёт к вторжению в личную жизнь. Когда вы были подростком, вы поступали в точности так, как вам говорили, не так ли?

Наверное, думаете: «Мой ребёнок никогда не станет этого делать».  Да-да.

Возможно, ваш ангелочек этого и избежит, потому что в настоящее время только 33% 16- и 17-летних практикуют секстинг.
Но по мере взросления ваших детей растут и шансы на их вовлечённость в это. Все виденные мною исследования говорят, что среди 18–24-летних таких уже 50%. В большинстве случаев ничего плохого не происходит. Люди постоянно спрашивают меня: «Разве секстинг не опасен»?

Вы же не оставите свой кошелёк на скамейке в парке, потому что знаете, что тогда его украдут, так ведь? Вот как я думаю об этом.

Заниматься секстингом — это как оставлять свой кошелёк в доме своего парня: если вы вернётесь на следующий день, а все деньги исчезли, то вам точно нужно бросить этого парня.

Вместо ввода уголовной ответственности для предотвращения вторжения в личную жизнь мы должны положить понятие согласия в основу наших представлений о распространении частной информации.

Вновь создаваемые средства коммуникации вызывают новую волну опасений. И они не лишены смысла, ведь последние способствуют развитию и освобождению наших худших качеств и поведения.Но это вполне решаемый вопрос.

Обдумав тему согласия, мы придём к более совершенным законам о приватности. Сейчас у нас не так много способов защиты.

Нам всегда говорят, что приватность  находится под нашей личной, индивидуальной ответственностью. Нам твердят: «Постоянно проверяй и обновляй свои настройки приватности». Или: «Никогда не делись тем, что ты не хотел бы показать всему миру». В этом нет смысла. Цифровые мультимедиа принадлежат социальному пространству, и мы постоянно делимся разными вещами с теми, кому доверяем.
Если вы хотите разместить чужое фото в интернете, спросите разрешения. Если вы хотите переслать цепочку писем, спросите разрешения. И если вы хотите поделиться чьим-то обнажённым селфи, естественно, спросите разрешения.
Сейчас ситуация такая: если я пошлю вам изображение, вы можете разослать его кому угодно. Но что, если я буду вольна выбирать, подлежит это фото пересылке или нет? Тогда появилось бы сообщение, что у вас нет моего разрешения на это. Мы постоянно применяем такой способ для защиты авторского права. Если вы купите книгу в электронном виде, то вы не можете делиться ею со всеми. Почему бы не применить подобный метод для мобильных телефонов? Мы можем потребовать у хай-тек компаний по умолчанию добавить такую защиту на наши устройства.  В конце концов, мы вольны в выборе цвета машины, но подушки безопасности там будут в любом случае.

Если мы сейчас не задумаемся о цифровой приватности и согласии, нас ждут серьёзные последствия.

Подросток из Огайо… давайте ради приватности назовём её Дженнифер,поделилась своими обнажёнными фото со своим бойфрендом-школьником,  думая, что может доверять ему. К сожалению, он её предал и разослал эти фото всей школе. Дженнифер была смущена и унижена, но никто ей не посочувствовал, напротив — одноклассники притесняли её.И сделали её жизнь невыносимой. Дженнифер начала пропускать школу, и её оценки испортились. В итоге она решила покончить с собой.
Дженнифер не совершила ничего плохого. Всё, что она сделала, — поделилась фото в стиле ню с кем-то, кому доверяла.  И всё же закон гласит, что она совершила ужасное преступление сродни детской порнографии. Гендерные нормы говорят, что, делая такие фото самой себя, она совершила ужасно неприличную вещь. Если мы допускаем невозможность сохранения приватности в цифровом пространстве, тогда мы с лёгкостью оправдываем ужасающее поведение её партнёра. Люди постоянно говорят жертвам нарушения приватности: «О чём ты думал? Ты не должен был отправлять эту фотографию».
Если вы пытаетесь понять, что сказать вместо этого, попробуйте сделать так.  Представьте, что вы встретили друга, сломавшего ногу при катании на лыжах. Человек рискнул ради развлечения, и ему не повезло. В этом случае вы, вероятно, не скажете гадкое: «А не надо было кататься на лыжах».
Если поразмышлять о согласии, то станет ясно, что жертвы нарушения конфиденциальности заслуживают нашего сострадания, а не обвинений в преступлении, унижений, домогательств или наказания.  Мы можем поддержать жертв и предотвратить нарушения конфиденциальности введением правовых, индивидуальных и технологических изменений.  Потому что проблемой является не секстинг, а цифровая конфиденциальность. И одним из решений является решение вопроса с согласием. Когда к вам обратится очередная жертва нарушения приватности, вместо того, чтобы обвинять её, давайте изменим наш взгляд на цифровую приватность и проявим понимание и сочувствие.

Amy Adele Hasinoff  (Эми Адель Хасинофф) изучает гендерные вопросы, сексуальность, конфиденциальность и вопросы согласия в новых медиа. Выступает с лекциями и семинарами по вопросам секс-бизнеса, социальных сетей, цифровой конфиденциальности и согласия, в качестве эксперта-свидетеля по делам, связанным с секстингом, молодежной сексуальностью и технологиями.  Автор книги «Sexting panic» (2015г.)

Эту лекцию и другие можно посмотреть здесь.

Photo on Unsplash

Читайте также:

Секстинг: последствия для подростков и ошибки взрослых

 

You may also like