Любой возраст, ассоциируемый с тем или иным кризисом, конечно, очень условен. Однако один из самых  ярких и сложных этапов  взросления приходится на 14–19 лет, считают специалисты.

Это время связано с различными психологическими, физиологическими и социальными перестройками, которые сильно меняют человека. Половое созревание становится сильнейшей встряской, превращающей каждый день подростка в американские горки эмоций.

Что немаловажно, именно в этот момент людям впервые приходится задумываться о том, что их ждет в ближайшем будущем, когда они формально уже будут считаться «взрослыми».

Любой не понаслышке знает, как это трудно — решить в 16, 17, 18 лет, чем вы будете заниматься всю оставшуюся жизнь и ради чего трудиться не покладая рук в университетские годы.

Современные подростки большую часть времени проводят в школьной системе. Регламентированность жизни делает необходимость принятия якобы судьбоносного решения особенно трудным. Не помогает и невероятное общественное давление: в школе учителя стращают выпускными экзаменами, дома родители пугают вступительными.

И лишь немногие взрослые догадываются поинтересоваться, что думает и чего хочет сам подросток, чье будущее стоит на кону. Подобное психологическое давление может привести к печальному итогу: к примеру, в Южной Корее считается, что перспективы есть лишь у выпускников трех самых престижных университетов страны. Поэтому местные подростки в стремлении поступить в нужный университет доводят себя до полного изнеможения и в школе, и на дополнительных курсах. Такая нагрузка в свою очередь приводит к беспрецедентному количеству суицидов среди молодежи.

Трезво взглянуть на свои желания и способности подросткам не позволяют зашкаливающие эмоции и обостренное восприятие мира. В противном случае любой 17-летний быстро бы осознал, что в его возрасте нормально не знать, чего именно ты хочешь.

Именно подростки чаще всего бросают увлечения, которые были придуманы и навязаны им родителями еще в детстве. Отказываться от старого и искать новое — естественный процесс.

Американские тинейджеры давно придумали способ пережить этот момент с умом: многие решают взять так называемый gap year после окончания школы, то есть перерыв между учебой, чтобы попутешествовать, поработать и вообще приглядеться к жизни вне привычной системы и лучше понять себя. Такой метод не обещает божественных откровений, зато помогает посмотреть на мир под новым углом.

Кризис самоидентификации — это не только попытки понять, кем ты «хочешь быть, когда вырастешь».

Куда важнее, что именно в этот момент происходит формирование оценки своей личности. Девушки зачастую сталкиваются с трудностями, когда дело доходит до принятия своего меняющегося тела. Культурное давление не облегчает задачу, когда со всех билбордов глядят модели Victoria’s Secret, а тебе раз в месяц надо подтягивать брекеты.

Исследование собственной сексуальной ориентации до сих пор приводит к огромному количеству трагедий из-за того, что окружающие (как ровесники, так и люди старшего возраста) далеко не всегда принимают гомосексуальных подростков.

Тяжело приходится и транссексуальным тинейджерам, для которых половое созревание в чужом теле может обернуться тяжелейшей психологической травмой.

Одновременно происходит социальная идентификация — поиск себя в контексте окружающего общества. Разобраться со всем этим порой непросто без психолога, коуча или даже психоаналитика, но начинать нужно с себя, в какой бы роли вы ни находились. Любящая семья, готовая принимать своего взрослеющего ребенка, а не только контролировать и одергивать, — залог успешного взросления даже с учетом подросткового бунта и отчуждения.

Стремление к независимости — естественное желание подростка, которое стоит разумно поощрять, не чинить препоны, а позволить ему открыто демонстрировать свои эмоции и желания.

Взросление — это билет на очень, очень долгий поезд, так что торопиться и злиться на то, что оно не происходит одномоментно, бессмысленно.

Психотерапевт Ольга Милорадова считает, что:

Основные кризисы, которые выделяются психологами в жизни человека, — это кризисы детского возраста. Кризис новорожденности, раннее детство, дошкольный возраст, школьный пубертат и так далее. Если говорить о кризисе уже у более-менее взрослого человека, то у него в принципе нет четкой привязанности к возрасту — скорее к событиям. Детские кризисы — это практически полный распад старой системы и сборка новой, в отличие от взрослых, когда  это всегда некий выбор.

Когда выбор уже свершился и смена условий прошла успешно, то, в общем-то, и выбора нет: теперь надо приспосабливаться.

Источник: https://www.wonderzine.com

Photo by inbal marilli on Unsplash

 

You may also like